Сергей Сидоренко

С йогой я впервые познакомился в "кружке здоровья" в Таллине, еще в 1988 г., поскольку практики йоги были недопустимы под прямыми названиями. Там, наряду с восточными единоборствами, была "даосская йога", как называл ее тренер. Он считал, что без подготовки тела сами техники единоборств не эффективны. И йога в этом смысле оказалась наиболее практичной для достижения этих целей.

Моя гибкость тоже оставляла желать большего... С ребятами мы тянулись, гнулись, напрягались... Хоть было и тяжело, но, учитывая возраст, работа продвигалась. У меня за период с 1988 до 1992 года было пять основных учителей.

В самом начале 1992 года я познакомился с кришнаитами. Их философия меня просто сразила! Я стал серьезным последователем Шрилы Прабхупады (основатель этого движения). Несмотря на то, что общество Сознания Кришны не приветствовало практику асан и пранаям, я все же продолжал ее за закрытыми дверями. Однажды я общался с одним из Гуру этого общества, и он дал мне рекомендацию негласно практиковать асаны, после чего я уже с легким сердцем продолжал делать то, что считал правильным.

Полученный мною опыт йоги в первые пять лет позволял продолжать практику индивидуально. В начале 1993 года мне в руки попалась книга Айенгара «Йога Дипика» серого цвета. Как только я открыл ее, она захватила мое сознание, вобрав его, как губка воду. Я просто летал, читая описание системы Аштанги, и в этот же день стал выстраивать практику по методу, предложенному самим автором в конце этой книги.

Я просто поразился тому, насколько этот метод грамотно продуман, эффективен и разносторонен, чем то, чему я обучался до этого. Однако, хоть у меня на тот момент и не было такого количества асан, было нечто другое – понимание того, как держать спину, опускать плечи, и расслабляться в предельном напряжении (спасибо техникам удержания стойки дерева и им подобным). В йоге люди пытаются обучать человека держать спину по возможности идеально ровной и вытянутой. Однако мой личный опыт показал, что хоть в одних упражнениях это эффективно и хорошо, в других такое же положение мешает току праны (жизненной энергии). Так практика по книге Айенгара вместе с моими наработками продолжалась несколько лет. Где-то в 1995-1996 годов я пришел на несколько практик йоги Айенгара и решил, что мне все же лучше продолжить заниматься в своем ритме, чем слушать нудные инструкции о том, как вытягивать большой палец правой ноги. Дело в том, что когда я практиковал индивидуально, иногда приходило очевидное желание этот большой палец вытягивать, но в других случаях в этом не было необходимости. Уже тогда я понял, что меня не устраивает привязка к «бетонной» форме по стандарту "тела йога из Индии", где малейшие изменения влево-вправо - уже неверное положение. Более того, у меня был практический опыт, что упражнение более эффективно с позиции тонкой энергии в теле, нежели чем когда тебе пытаются навязать однозначную форму.

 

Это, кстати, было еще одним откровением: многие практикующие йоги не были способны оценивать эффективность упражнений с позиции энергии. Когда еще в 1988 году меня обучали йоге с позиции единоборств, то объясняли, что сила удара зависит от доступной энергии, а не от количества мышц. В пример приводились худощавые монахи, у которых были очень сильные удары. Тогда, уже в самом начале практики, я пытался выполнять тренировочные упражнения со поправкой на то, какой эффект со стороны некой энергии они на меня оказывают. Со временем этот взгляд перешел с упражнений на пищу, общение, отношения с другими людьми и т.д. Когда я практиковал асаны, всегда пытался смотреть на все упражнения именно с этой точки зрения. И какие-то из них мне очень нравились, когда я их копировал с фото Айенгара, тогда как другие упражнения создавали у меня ослабление энергетических токов, и я прибегал к методу поиска «правильного для себя» положения. Со временем я обратил внимание, что такой подход в практике асан и пранаямы выдерживают далеко не все практикующие (по крайней мере так было в 1995-1996 годах на занятий тех, у кого я был).

 

Спустя некоторое время мои друзья-кришнаиты прослышали о том, что я практикую, и подходили с просьбами показать им упражнения, которые они могли бы выполнять для избавления от своих телесных недугов. Наша практика предполагала повторение мантр на четках, что рекомендовалось осуществлять со скрещенными ногами сидя на полу. Уже само по себе сидение на полу со скрещенными ногами каждое утро на протяжении двух-двух с половиной часов не просто. Тело временами разваливалось. Приходилось практиковать повторение мантр стоя, сидя на стуле, или передвигаясь взад-вперед. Поэтому возникла необходимость научиться сидеть долго на полу, и так я уже стал формировать свой метод подготовки физического тела, чтобы не только делать его более подготовленным, но и помогать исцеляться от недугов. Дело в том, что когда группа людей вовлекается в некую однообразную, похожую телесную и ментальную деятельность, то будут возникать одинаковые телесные проблемы. Так я стал уделять больше внимания йогатерапии, и естественно пришел к книгам Свами Шивананды. Они также глубоко затронули и воодушевили меня. Я стал применять предложенные в его книгах техники по чисткам, а также более серьезно относиться к практике йоги как к терапии. Хоть Айенгар пытался дать понимание йоги как терапии, но у Шивананды, как мне показалось, был более глубокий акцент в этом отношении. Однако сами практики асан по методу Шивананды меня не сильно впечатлили, поэтому после нескольких недель я все же вернулся к методу Айенгара.

 

С 1994 года, после нескольких лет успешных попыток проводить лекции для своих друзей и членов общины Кришны я стал задаваться вопросом о том, как можно боле эффективно обучать каким-то формам знания и другим навыкам разных людей. Я читал разные книги, посещал соответствующие семинары и тренинги в течение нескольких лет. В 1997 году я приехал в Англию для обучения прогрессивным методам преподавания и составления учебных программ в Колледж Ведических наук. Мне нравилась идея передачи знания доступными и понятными методами, где ученику больше помогают раскрывать свои накопленные знания, а также способствуют его дальнейшему росту и развитию. Эти техники были новейшими нововведениями Оксфордского университета, а значимость и уровень этой методики побудили меня уделить ей серьезное внимание и приложить соответствующие усилия в этом направлении. Моя мечта объединить в себе не только духовное обучение, но и связать его с телесными практиками и духовным развитием не оставляла меня. Мне хотелось сделать что-то особенное. Хотелось применить эти методы в создании некой своей программы, в рамках которой можно было передавать свой опыт и понимание другим людям как теоретически, так и практически.

 

К концу 1996 года я уже хорошо владел английским, даже выступал неоднократно в роли переводчика лекций приглашенных гуру. Поэтому, приехав в Англию в 1997, я чувствовал себя в своей тарелке. Тогда же меня познакомили с разными прогрессивными идеями: работой с чакрами, подсознанием, разными энергетическими и йога-массажами. Там же мои друзья научили меня заниматься бизнес планированием, проведением встреч, использованием интеллектуальных карт. Позже в этом же году я плотно соприкоснулся с идеей меридианов, по которым циркулирует жизненная энергия. Для меня это было открытием! Все, что я ощущал и не мог сформулировать, объяснялось китайцами как продвигающаяся по меридианам энергия ци (чи, прана).

 

Уже к 1998 году я чувствовал себя серьезно подготовленным к практике йоги со всех сторон: асан, пранаям, медитаций, повторения мантр, бескорыстного служения и других дисциплин, упомянутых выше. С другой стороны в моем сознании был некий кризис. Я понимал, что имею хороший опыт, могу помогать другим. Однако, было острое чувство некоего дефицита понимания, которое не позволяло мне делиться с другими своими знаниями. Мне даже было не совсем удобно, что меня просили начать проведение занятий по йоге, но я понимал, что не обладаю должной для этого квалификацией.

 

Подобная ситуация привела меня к глубокому кризису. Я начал сомневаться во всем. В том, что понимаю, как правильно жить. Сомневался в том, что знаю, как правильно обучать других, и в том, как правильно учиться. Возник некий серьезный ступор. Иногда я пытался списать этот некий кризис сознания на свое решение жениться. Но думая об этом я понимал, что это только помогало мне в личном росте и реализации. В августе 1998 года произошло несколько очень интересных событий. Первое было российским кризисом, второе - уход моего первого учителя, гуру, из практики. Все то, во что я верил, он подал совсем с другой стороны! Он пришел к другим выводам после 30 лет погруженной духовной практики! И тогда я подумал: «Вот это да… нет прибежища ни в духовном, ни в материальном».

 

Я как сейчас помню свой крик о помощи на форуме, где принимали участие разные духовные люди. Я писал вопросы, и ожидая ответов, просил Бога, чтобы он направил меня к правильным личностям, которые смогут дать мне достойное понимание. Как сейчас помню эти молитвы, которыми я тогда пытался повлиять на Бога! Я говорил Ему, что если получу ответы на свои вопросы, то в полной мере посвящу себя тому, что буду делиться самым ценным без устали с другими! В то же время  я также продолжал спрашивать на йогафорумах, знает ли кто-то о том, что такое Кундалини, чакры, развитие сознания с энергетической точки зрения. Меня натолкнули на перепост одного серьезного йога, который без лишних слов и по существу объяснил очень сложные аспекты практики йоги. Как только я стал читать его объяснения, сразу стало понятно, что эти знания и были тем недостающим штрихом, который вдруг перед всеми нулями моего понимания поставил единицу. Все сразу же обрело смысл и значимость.

 

Моя личная практика обрела совершенно иной уровень. Все мое существо как бы ожило и преобразилось. В своих сообщениях этот йог делился своими практическими опытами и тем, как это соотносится с первоисточниками по йоге. Когда его личного опыта не хватало для объяснений некоторых аспектов йоги, он ссылался на очень продвинутого йога, ученика Свами Крипалвананды, Свами Раджарши Муни. С его слов я сразу понял, что если и учиться у кого-то йоге, то у лучших. Тогда же я понял, ни разу не встречаясь со Свами Раджарши Муни, что он и есть тот учитель, встречи с которым я ждал всю жизнь. Так в 1998 году я обрел своего Гуру.

 

В 2010 году я пришел на последнюю перед отъездом из Индии встречу со своим учителем. Он прямо сказал мне, что я должен проводить занятия по йоге. Я попытался отказаться, говоря, что для меня будет лучше подготовиться к последующим этапам посвящения. Однако Гуруджи вновь повторил свое желание: он хочет, чтобы я возобновил преподавательскую деятельность. Меня это шокировало, потому что обычно Гуруджи никогда не повторялся, и ни на чем не настаивал. Однако в этот раз он настоял на том, чтобы я обучал других. Так я возобновил свою преподавательскую деятельность как йога-инструктор. Конечно, мне еще далеко до тех опытов в практике йоги, о которых рассказывает мой учитель, а также учитель моего учителя Свами Крипалвананда.  Но, как я понимаю, мой учитель увидел во мне человека, который может донести некоторые идеи и воодушевить других на этапе их первых шагов. Как говорят первоисточники, если настоящий Гуру доволен твоим служением,  то даже если ты далеко не идеал, твоя практика будет успешной. С этой идеей я и пытаюсь переводить труды Гуруджи, поддерживать сайт, а также проводить занятия по классической Хатха йоге.

 

 

Телефон:  +7 (926) 667-78-66

Почта:        info@1yog.ru